Биография

Энгель Карпеев

М.В. Ломоносов. Краткая биография


     Ветреным осенним днем 7206 года от сотворения мира на Красную площадь вынесли кресло из Кремлёвского дворца. В него порывисто сел Пётр I, чтобы «сухими глазами» посмотреть на самую кровопролитную казнь, которая когда-либо свершалась на Красной площади. Высшая знать России, все приближенные царя во главе с А. Меньшиковым должны были отрубить головы 330 мятежным стрельцам. И когда началось страшное побоище, Пётр понял, что рубит головы не только стрельцам, но и ненавистной ему закостенелой древней Московии. А чтобы и вида её
не осталось, отрубив головы одним, царь начал отрезать бороды другим и всех переодевать в «немецкое платье». В продолжение этого похода против старой Руси в конце 7207 г. царь издаёт указ: отныне новый год в России будет начинаться, как в Европе, с 1 января, а не с 1 сентября, как было до сих пор, и наступит не 7208 г. от сотворения мира, а 1700 г. от рождества Христова. Вот так, в украшенные еловыми ветками ворота (тоже царское повеление) страна вошла, впервые на европейский лад, в свой XVIII век. Позже его назовут «веком просвещения».
     Ирония истории (а ведь давно известно, что муза истории Клио - весьма иронична) проявилась в том, что, перенимая европейские порядки, Пётр переносил в свою страну и предпосылки развития буржуазных отношений, становления капитализма. Царь-реформатор нуждался в образованных людях, в специалистах различных отраслей промышленности, в знающих офицерах армии и флота, поэтому заботился о расширении сети учебных заведений в стране. По его проекту в 1725 г. была создана академия наук с университетом и гимназией при ней. Предполагалось, что в этих учебных заведениях будут обучаться юноши, из которых в свое время должны будут вырасти свои русские учёные.
     Пётр подчинил церковь государству, упразднив патриаршество, и создал Синод – одну из двадцати правительственных коллегий. При нём продолжалось в значительно более широких масштабах обмирщение всех проявлений культуры, её развитие на светских, не церковных началах.
     Для развития капиталистических отношений в стране оказались важными и такие меры, как привлечение к работе способных людей из всех сословий общества, введение системы покровительственных пошлин, высоких для иноземных купцов и низких для отечественных. Так, если русский купец вывозил товары на своём корабле, то и без того низкая пошлина уменьшалась вдвое. Пётр укрепил общественное положение купечества, создав так называемую «первую гильдию», куда вошли крупные купцы и промышленники.
     Пётр I считал, что царь должен превыше всего ставить благо Отечества. Именно так он и относился к своему долгу. На стене церкви Сампсония, что в Петербурге на Выборгской стороне, до сих пор сохранилась надпись со словами царя, брошенными к русским накануне Полтавской битвы: «…а о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, — жила бы только Россия во славе и величии!»
     Россия была возведена царём-преобразователем в ранг великой европейской державы. Она укрепилась на берегах Балтийского моря, заимела две «руки» — армию и флот и мощную для своего времени мануфактурную промышленность, воспитала целый слой образованных людей, создала новую культуру.
     В то время господствовала «простодушная вера в науку» и доверчивая надежда «с её помощью всё исправить» (В.О. Ключевский). Эта вера и надежда была свойственна и одному из великих деятелей XVIII в. — М.В. Ломоносову, который утверждал, что «науки сами все дела человеческие приводят на верх совершенства». Поэтому XVIII в. характерен прежде всего целенаправленным созданием в нашей стране светской школы, попыткой организовать государственную систему народного образования и разработать систему воспитания детей.
     XVIII в. был временем, когда сменялся господствующий в России тип культуры: место средневековой культуры занимала во всевозрастающей мере культура Нового времени. Первая половина века характеризовалась также становлением национального самосознания, являющегося одним из условий формирования из русской народности русской нации, когда появилась «единая, однородная, молодая, быстро возвышающаяся Россия».
     Михаил Васильевич Ломоносов родился 8 ноября (19 — по новому стилю) 1711 г. в деревне Мишанинской, что расположена была на Курострове в нескольких километрах от города Холмогоры. Ныне несколько деревень слились в село Ломоносово, а город Холмогоры стал районным центром Архангельской области. Отец Ломоносова Василий Дорофеевич был черносошным крестьянином – так назывались тогда лично свободные крестьяне, владевшие общинными землями и несшие феодальные повинности. Мать Ломоносова — Елена Ивановна Сивкова — была дочерью дьякона села Матигоры. Михаил был единственным сыном Ломоносовых.
     Скудная северная земля не могла прокормить крестьянина, почти все жители 20 деревень, расположенных на Курострове, были поморами – занимались морскими промыслами. Отец Ломоносова владел «новоманерным» гукором — небольшим, водоизмещением приблизительно 100 тонн, парусным судном, построенным в соответствии с указом Петра на европейский лад — «по новому манеру». Назывался гукор «Святой архангел Михаил». На нем Василий Дорофеевич перевозил государственные и частные грузы, промышлял морского зверя. С десяти лет
в плаваниях стал участвовать и Михаил, обладавший блестящей способностью впитывать новые впечатления, которые навсегда сохранились в его памяти.
     Без грамоты невозможно было вести дела, поэтому Василий Дорофеевич поручил своего сына заботам дьячка приходской Димитриевской церкви С.Н. Сабельникова. Обучившись грамоте, Михаил пристрастился к чтению. Вначале он читал «Псалтырь», а затем потянулся к светским книгам, которые ему удалось добыть у соседа Христофора Дудина. У Ломоносова возникает страстное желание учиться. В конце 1730 г. Ломоносов пешком отправляется в Москву, где, скрыв свое крестьянское происхождение, 15 января 1731 г. поступает в Славяно-греко-латинскую
академию, которую в просторечии именовали Спасскими школами.
     Начало учебы было тяжелым: девятнадцатилетний юноша сел за парту вместе «со школьниками, малыми ребятами». Стипендия была мизерной — 3 копейки в день, на которые надо было питаться, одеваться и приобретать бумагу и перья, да и платили ее нерегулярно. Но стремление к знаниям помогло преодолеть все лишения, и за первый год Ломоносов сумел закончить три класса Академии. Он освоил латинский язык (серьезная научная литература того времени издавалась на латыни) и читал все, что удавалось достать в библиотеке Академии и в расположенной неподалеку книжной лавке.
     По указу Сената Славяно-греко-латинская академия должна была отобрать своих лучших учеников для пополнения университета, созданного при Петербургской Академии наук. Ломоносов был в числе отобранных 12 человек. В январе 1736 г. их привезли в Петербург и зачислили  студентами без жалования, «на академическом коште». В течение полугода со вновь принятыми студентами пытались организовать более или менее систематические занятия. В это время было решено послать за границу трех студентов для обучения горному делу, специалистов по которому заметно не хватало бурно развивающейся русской горнодобывающей промышленности. Ими оказались Г.У. Райзер — сын советника Берг-коллегии, Д. Виноградов — попович и М. Ломоносов — крестьянский сын. В сентябре 1736 г. их направили в университет города Марбурга, известный главным образом тем, что в нем преподавал Христиан Вольф, механик и оптик, человек энциклопедических знаний и философ. Он был прекрасным преподавателем и очень добрым человеком, снисходительным к своим студентам. Именно к нему, под его покровительство, как почетного члена Петербургской Академии наук, были направлены русские студенты.

     Зачисленные в университет в начале ноября 1736 г. они начали изучать немецкий язык и одновременно занимались арифметикой, геометрией и тригонометрией. Слушали лекции Вольфа по механике, теоретической и экспериментальной физике, метафизике (философии) и логике.  Профессор Ю. Дуйзнзинг читал им курс теоретической химии; наемные учителя учили французскому языку, танцам, рисованию и фехтованию.
     В этот же период наряду с изучением естественных наук Ломоносов занимался теорией русского стихосложения. Он не только внимательно изучил купленную еще в Петербурге книгу В.К. Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», но стал знакомиться с теориями стихосложения, бытующими в Германии.
     Быстро пролетели годы учебы и студенческих развлечений, оставив в головах основательные знания. Благородный Вольф оплатил с разрешения академической канцелярии долги наших студентов и в начале июля 1739 г. проводил их в Сакcонию, в город Фрайберг для обучения горному делу, металлургии и химии у горного советника И.Ф. Генкеля. Врач по образованию, Генкель изучил минералогию и горное дело, овладел маркшейдерским и пробирным искусством, основательно познакомился с практической химией. Он получил известность в Европе не только как автор книг по горному делу, но и как преподаватель, прекрасно понимающий пользу практического обучения.
     Получив из Петербурга указание существенно урезать расходы русских студентов (что нужно было, чтобы погасить их марбургские долги), Генкель стал выполнять его с немецкой педантичностью. Вначале это не очень ощущалось, и занятия проходили успешно. Ломоносов под руководством Генкеля серьезно изучал практическую химию, знакомился с постановкой горного дела в рудниках Фрайберга — города, в окрестностях которого была развита горнодобывающая промышленность.
     Ломоносов и во Фрайберге продолжал заниматься теорией стихосложения и, когда в августе 1739 г. узнал из газет о победе русских войск у турецкой крепости Хотин, написал свою первую патриотическую «Оду на победу над турками и татарами и на взятие Хотина».
     Столетия спустя В.Г. Белинский напишет, что в 1739 г. «…Ломоносов — Пётр Великий русской литературы — прислал из немецкой земли свою знаменитую «Оду на взятие Хотина», с которой, по всей справедливости, должно считать начало русской литературы».
     Со временем отношения между Генкелем и Ломоносовым стали заметно ухудшаться. Нужно помнить, что Ломоносову исполнилось 28 лет, он был уже вполне сложившимся человеком, которого не могла не раздражать педантичная опека Генкеля, и, по всей вероятности, он своего раздражения не скрывал. Росло взаимное недовольство, завершившееся полным разрывом. В первых числах мая 1740 г. без денег и пожитков Ломоносов ушел из Фрайберга, чтобы вернуться на родину. После бесплодных попыток найти русского посланника Кайзерлинга Ломоносов
вернулся в Марбург, где 26 мая обвенчался с Елизаветой-Христиной Цильх, с которой он близко познакомился во время учебы в Марбургском университете. После этого он снова отправился в путь, побывал в Амстердаме и Гааге, но, поняв, что без разрешения Академии наук ему возвращаться в Петербург не следует, снова отправился в Марбург. Разрешение на выезд Ломоносов получил лишь в апреле 1741 г. и 8 июня прибыл в Петербург. 

     С этого времени началась его служба в Петербургской Академии наук, основанной Петром I и официально отпраздновавшей свое открытие в декабре 1725 года. В проекте Устава Академии, утвержденном Петром I незадолго до его смерти, предусматривалось приглашение иностранных ученых, в обязанность которым вменялось вести научные занятия и готовить научные кадры в учрежденных при Академии университете и гимназии. На приглашение откликнулись люди блестящих способностей, проявить которые помогала чрезвычайно благоприятная обстановка, царившая в Академии. В Европе были закуплены самые лучшие физические и оптические инструменты, из купленных и подаренных книг составлена прекрасная библиотека. Академии был передан первый в России естественнонаучный музей — Кунсткамера, а для обслуживания научных исследований в составе Академии имелись инструментальные мастерские, типография с гравировальной мастерской и книжная лавка. Таким образом, в Петербурге был создан научный комплекс, равного которому не имела ни одна академия Западной Европы.
     Приехавшие в Россию математик Леонард Эйлер, физик Даниил Бернулли, астроном Жозеф Николя Делиль и другие ученые развернули серьезную научную работу. Академия стала издавать свой научный журнал «Комментарии Петербургской Академии наук» (с 1748 г. – «Новые комментарии…»).
     В начале января 1742 г. Ломоносов получил звание адьюнкта физического класса, что давало ему право на самостоятельную научную работу и возможность участия в работе Академического собрания. Объем и уровень совершенной Ломоносовым работы позволяли претендовать на профессорское звание. В 1745 г. Ломоносов прочитал в Академическом собрании диссертацию «О металлическом блеске», за которую было решено избрать его профессором. Указом от 25 июля императрица присвоила звания профессоров Ломоносову и Тредиаковскому на кафедре красноречия. В Петербургской Академии наук появились, наконец, сразу два русских академика.
     Став профессором химии, Ломоносов начал настойчиво добиваться создания химической лаборатории, о необходимости которой он писал, начиная с 1742 г. Ломоносов считал химию своей «главной профессией» и как никто другой в России понимал, что без лаборатории, без химических экспериментов химическая наука развиваться не может. С 1744 г. Ломоносов читал лекции по физике студентам Академического университета и убедился, что без учебника физики невозможно обойтись. Ломоносов засел за перевод учебника Л.Ф. Тюммига, кратко излагавшего работу Хр. Вольфа. В 1746 г. под названием «Вольфианская экспериментальная физика» вышел в свет первый на русском языке учебник по экспериментальной физике, который выдержал в XVIII в. несколько изданий.
     В 1746 г. в Академию был назначен президент. Им оказался восемнадцатилетний брат фаворита императрицы К.Г. Разумовский. В это же время сдвинулось с места дело по созданию химической лаборатории. И хотя Елизавета подписала указ о ее постройке, потребовалось еще два года, чтобы его выполнить. В 1748 г. наконец была построена химическая лаборатория – первая в России научно-исследовательская и учебная лаборатория. В период до постройки химической лаборатории Ломоносов начал систематические занятия русской историей. Ему стали давать на отзыв написанные разными авторами исторические работы, в частности многотомную «Историю Сибири» Г.Ф. Миллера, а когда в составе Академии появилось Историческое собрание, Ломоносов был назначен его членом.
     Богатый событиями 1748 г. принёс Ломоносову ещё одну обязанность: в начале мая академическая канцелярия поручила ему проверку всех сообщений из-за рубежа, предназначенных для печатания в газете «Санкт-Петербургские ведомости», положив тем самым начало журналистской деятельности Ломоносова. Но, самым важным событием этого года следует считать написанное 5 июля письмо Леонарду Эйлеру. В нем Ломоносов изложил свою теорию всемирного тяготения и первым в истории науки объединил в одной формулировке законы сохранения материи и движения.
     Работа в химической лаборатории между тем шла своим чередом. Ломоносов начал опыты по изготовлению цветных стекол, нужных ему для экспериментального подтверждения создаваемой им теории света и цветов, разрабатывал рецептуру и испытывал заменители для красок, ввозимых из-за границы, продолжал оборудование лаборатории приборами и инструментами.
     С августа 1751 г. в лаборатории начались занятия с направленными к Ломоносову студентами академического университета В. Клементьевым, И. Братковским и И. Федоровским, которых он должен был обучать химии, и с Н. Поповским, обучающимся поэзии. Впоследствии к первым трем присоединился С. Румовский. В 1752-54 гг. Ломоносов прочитал в «учебной каморе» лаборатории впервые в мире курс «истинной физической химии», который он тщательно подготовил. В этом курсе Ломоносов попытался дать объяснение химическим процессам на основе разработанных им корпускулярных представлений и физических законов.
     На очередном публичном собрании Академии в сентябре 1751 г. Ломоносов прочел «Слово о пользе химии». Это было первое выступление Ломоносова, посвященное популяризации науки в России. За ним последовали другие.
     Тем временем в химической лаборатории после 4000 опытов Ломоносов сумел разработать технологию изготовления цветных прозрачных и непрозрачных (называемых «смальтами») стекол. Полученную им смальту ученый решил использовать для изготовления мозаичных картин. 

     В 1753 г. Ломоносов получил разрешение на строительство фабрики цветного стекла и земельный надел с 211 душами крестьян мужского пола. К 1764 г. строительство фабрики, в основном, было закончено, и на ней стали изготовлять стекло, бисер, и другие изделия, но главное — на фабрике готовили брусочки из смальт различного цвета, из которых набирались мозаичные картины.
     Параллельно со строительством фабрики в Усть-Рудицах, Ломоносов вместе с Рихманом занимался изучением природы электричества, получаемого от электростатических машин и атмосферы. 26 июля 1753 г. во время наблюдений разразившейся над Петербургом грозы молнией был убит академик Рихман. Ломоносов прочел в публичном собрании «Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих», где выдвинул свою теорию образования атмосферного электричества и доказал его полную идентичность искусственному, получаемому от электростатических машин.
     Ломоносова давно беспокоило плачевное состояние академических университета и гимназии, и он решил, что следует создать новый университет в Москве. Эту мысль он постарался внушить И.И. Шувалову, и, когда тот составил соответствующее «Доношение в Сенат», написал ему письмо с изложением плана организации университета. Шувалов внёс в план Ломоносова некоторые изменения, и с ними план был принят. 12 января 1755 г. Елизавета подписала «Указ об учреждении в Москве Университета».
     В 1755 г. Ломоносов сдал в печать «Российскую грамматику» и в основном закончил работу над «Древней Российской историей». Одновременно ученый готовит материалы для истории царствования Петра I, заказанной Елизаветой Вольтеру.
     На очередном публичном собрании Академии наук в 1756 г. Ломоносов прочел «Слово о происхождении света, новую теорию о цветах представляющее», в котором изложил свою, отличную от ньютонианской, теорию света и разработал основные положения теории цветов.
     В 1757 г. семья Ломоносовых въехала в новый дом на набережной реки Мойки, а позднее на территории усадьбы были построены еще два небольших дома для мозаичистов и для набора мозаичных картин.
     В 1757 г. Ломоносова назначают советником академической канцелярии, и с этого времени он получает большую возможность влиять на положение дел в Академии.
     Между тем научные занятия Ломоносова продолжались. К публичному собранию Академии он стал готовить «Слово о рождении металлов от трясения земли», где высказал ряд оригинальных суждений о происхождении торфа, каменного угля и нефти.
     Конец 60-х гг. Ломоносов как советник академической канцелярии употребил на улучшение постановки дела в академических университете и гимназии. Он добился увеличения расходов на содержание гимназистов, обязал Миллера (бывшего в то время ректором университета) представлять более ясные свидетельства об успехах студентов. Особенно горячо взялся за дело Ломоносов, когда в 1760 г. получил в свое ведение оба академических учебных заведения. В результате принятых им мер лекции в университете «продолжались беспрестанно», успешно шли занятия и в гимназии. Так продолжалось до смерти ученого. Затем университет пришел в полный упадок, а гимназия влачила жалкое существование.
     Назначенный в 1758 г. главой Географического департамента академии наук, Ломоносов начинает работу по составлению нового «Атласа российского» и добивается рассылки во все губернии географических анкет, сведения из которых могли бы помочь в создании различных карт, работает над «Рассуждением о большей точности морского пути», в котором предложил ряд новых навигационных приборов и инструментов.
     В 1761 г. ученый мир Европы готовился наблюдать одно из редких явлений природы — прохождение Венеры по диску Солнца. Академией наук были снаряжены две экспедиции в Сибирь, а Ломоносов наблюдал это явление у себя в домашней обсерватории. В результате Ломоносову первому в мире удалось установить, что «планета Венера окружена знатною воздушною атмосферою». Успех этого наблюдения привлек Ломоносова к вопросам практической астрономии. В 1761-63 гг. он занимался усовершенствованием ньютоновского и грегорианского телескопов, фотометрией звезд, конструировал астронавигационные приборы.
     Летом 1761 г. Ломоносов закончил подготовку к печати руководства по горному делу «Первые основания металлургии или рудных дел».
     Смерть Елизаветы, свержение Петра III, воцарение Екатерины II многое изменили в жизни ученого. Ломоносов остался наедине со своими усилившимися врагами. Вконец расстроенный и больной, он написал императрице Прошение, в котором просил уволить его от академической службы с пожизненной пенсией. Екатерина подписала было указ об увольнении Ломоносова в отставку, однако уже через две недели его отменила. Ломоносов остался в Академии, а в конце 1763 г. был произведён в статские советники с окладом 1800 рублей в год.
     В этот период Ломоносов начинает еще одно, и последнее в своей жизни, крупное предприятие. В поданной наследнику Павлу записке «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» высказывает давно занимавшую его мысль о необходимости найти путь на восток вдоль берегов Сибири.
     По представлению Ломоносова и в большом секрете была снаряжена морская экспедиция под командованием капитан-командора В. Я. Чичагова, которая уже после смерти ученого дважды, в 1765 и 1766 гг., пыталась пройти «Сибирским океаном» на восток, но оба раза встретила сплошные льды и закончилась неудачей.
     Научная слава Ломоносова достигает зенита. В мае 1760 г. его избирают почетным членом Шведской Академии наук, а в апреле 1764 г. — почетным членом Академии наук Болонского института. Находившийся в Париже И.И. Шувалов намеревался представить кандидатуру Ломоносова в Парижскую академию, но было уже поздно. 4 (15) апреля 1765 г. «после нового припадка своей прежней болезни, который у него сделался от простуды», Ломоносов скончался в своем доме на Мойке. 8 апреля его похоронили при большом стечении народа на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. На его могиле установлен сделанный в Италии памятник из каррарского мрамора.
     15 апреля того же года в академическом собрании прозвучали слова: «Не стало человека, имя которого составит эпоху в летописи человеческого разума, обширного и блестящего гения, обнимавшего и озарявшего вдруг многие отрасли».
     Значение Ломоносова как исторического деятеля, а также деятеля культуры определяется, в первую очередь, его осознанным или интуитивным умением найти своё место в культурно-историческом процессе и придать этому процессу ту или иную степень ускорения. «Исторические процессы без выдающихся исторических личностей не изменили бы своего направления, — пишет академик Д.С. Лихачёв, — но были бы сильно замедлены, замедлен был бы процесс перехода русской культуры от средневекового типа к типу культуры нового времени. Однако сами исторические личности являются порождениями закономерных процессов». По мнению Лихачёва, Петр I сумел сменить формы многих проявлений русской культуры. Представляется, что Ломоносов был в числе тех, кто наполнял эти формы культуры новым содержанием, и, безусловно, был первым, кто проделал это в отечественной науке. В этом смысле дело его жизни было продложением дела Петра, и, как нам кажется, сравнимо с ним по заслугам. 

     Ломоносов был первым учёным нового времени, заложившим в России основы ряда наук: физики, физической химии, минералогии, кристаллографии, языкознания, филологии и многих, многих других. Он первым в России сделал успешную попытку создать научную физическую карту мира, что ставит его выше тех европейских учёных-энциклопедистов, с которыми его сравнивает обычно историческая традиция.
     В сокровищницу русской духовной культуры вошли ломоносовский материалистический подход к изучению явлений природы, доверие к эксперименту как высшему критерию истины, свойственный Ломоносову рационализм мышления и многое другое.
     Его просветительская, популяризаторская деятельность вызвала в русском обществе новое отношение к науке не только как к полезному для развития хозяйства и промышленности явлению, но и как к духовной ценности. Определяющей чертой личности Ломоносова был его патриотизм, действенная любовь к Родине, стремление к её благу и процветанию.
     Оценку личности Ломоносова, его творчества и деятельности хочется закончить высказыванием академика М.В. Келдыша: «Ломоносов принадлежит к числу величайших деятелей науки и культуры всего человечества. Необычайно широкая и плодотворная научная, литера турная и общественная деятельность Ломоносова — это целая эпоха в истории нашей отечественной и мировой науки и культуры».
 

Наверх